hunhuz71 (hunhuz71) wrote,
hunhuz71
hunhuz71

Categories:

Последнее лето на Колыме (часть вторая).

Вторая часть моего фоторепортажа,сделанного для журнала "БААТ". Первую часть можно почитать и посмотреть ЗДЕСЬ



Омулёвка (низовье).
Про Омулёвку знает каждый охотник и рыбак, живущий в Верхнеколымском районе. Эта горная речка берет начало с Черского хребта, расположенного в Магаданской области, и, пробежав 400 км., впадает в Ясачную, находящуюся уже в Якутии. В последнее время она стала популярна у путешественников, любящих сплавы по горным рекам. И это не удивительно, ведь верховья Омулевки настолько красивы, что оставляют у человека очень сильные впечатления на всю жизнь. Так получилось, что за столько лет жизни на Севере, я ни разу не был на Омулёвке. Вроде как и не зачем было. Мы с друзьями рыбачили и собирали ягоду в основном по Колыме, а ехать вверх по Ясачной было довольно накладно. Всё- таки 55 км против течения до Нелемного (юкагирское село, стоящее на берегу) и ещё почти сотню километров до устья самой Омулевки. Ездят туда в основном охотники, имеющие лицензию на отстрел лося, или те, кто добывает соболя на своих законных участках. Места там дикие и богатые на дичь.

Омулевкой я «заболел» совсем недавно, после того, как увлекся фотографированием разнообразной и прекрасной природы Якутии. А горные речки Колымского края занимают в ней не последнее место. Омулёвка, Поповка, Рассоха, Зырянка, Гонюха и множество других небольших речушек и притоков сплетают между собой дивную паутину серебристых вод, впадающих в итоге в могучую и сильную Колыму. Природные ландшафты на каждой из этих рек по-своему оригинальны и неповторимы. Можно ехать на любую реку и фотографировать, фотографировать, фотографировать. Мне очень хотелось добраться в верховья Омулевки, посмотреть на скалы, попить ледяной, кристально чистой воды и отснять хороший фоторепортаж. Но, к сожалению, в июле 2010 г, когда у меня появилась возможность ехать, весь Верхнеколымский район охватила страшная беда. И имя этой беды - массовые лесные пожары. Пожары шли с разных направлений, и сизый сладковатый дым, стелющийся над водой, очень затруднял передвижение и фотосъёмку. Но выбора не было, в начале августа я собирался улететь из Якутии навсегда, и, наплевав на трудности, было принято решение ехать. Ибо потом я ужасно жалел бы, что так и не побывал на Омулёвке.



С Амиром меня познакомил друг. Я виделся с ним пару раз, помогал привезти бензин и бутор к лодке, но более тесно и близко мы пообщались именно в этой поездке. Амир довольно интересная личность, даже для такого интернационального района, как Верхнеколымский. Начнем с того, что Амир - узбек. Самый настоящий узбек, смуглый до черноты, с густыми темными волосами, посеребренными сединой. Он говорил открыто, с интересным акцентом (смесь неправильных окончаний и юкагирской интонации), называл меня «Владка» и много шутил. Из продолжительных бесед с ним я узнал, что в 80-х годах прошлого века, Амир, находясь на учебе в Москве, познакомился там с молодой юкагиркой, которая впоследствии стала его супругой. Так и привезла молодая жена этого южного человека на суровую Колымскую землю, в село Нелемное.



- Я много работал сварщиком, грузчиком и др. – рассказывал Амир – Несколько раз начинал с нуля. Мы пытались обустраиваться, многим не нравилось, что я зарабатываю не плохо, пришлось пережить немало трудностей. Даже к себе на родину уезжал с семьёй. Но мы вынуждены были вернуться, так как для жены там был совсем не подходящий климат, да и я сам, прожив долгое время на севере, стал отвыкать от жары. Потом случилось горе. Жена заболела и умерла, оставив мне троих чудесных детей, двух дочерей и сына. Было очень трудно. Но я как мог, воспитывал их, чтоб выросли нормальными, честными людьми. Сейчас две старшие дочки учатся в Якутске, а сын заканчивает школу. От моего тестя в наследство нам достался хороший охотничий участок. Так я и увлекся рыбалкой и охотой. Теперь это основной источник дохода. Но всё равно приходится подрабатывать в поселке, чтобы учить наследников. Пока детей растил - не женился. А вот недавно познакомился с молодой девушкой. У нас обоих была нелегкая жизнь, но вот встретились и сразу понравились друг другу. Теперь мы вместе ездим на рыбалку, скоро сыграем свадьбу и ждем прибавления в семействе. И пусть злые языки болтают о нашей разнице в возрасте, просто я люблю её, Владка, понимаешь?
- Понимаю, Амир, счастья тебе. Тебе и твоей семье.





Мы отправились в поездку в середине дня, рассчитывая до вечера заехать в Нелемное, а потом уже, ближе к ночи, добраться до Амировской избушки, находящейся выше села по реке. Так собственно все и произошло. Пропитанная дымом Ясачная, не пугала нас плесами и большими перекатами, воды было достаточно, чтобы без приключений добраться до места. В Нелемном мы забрали кое-какой бутор и загрузили в лодку ещё один мотор, «Вихрь – 25». В последнее время я очень скептически отношусь к поездкам на «совдеповских» моторах, ибо намучились мы с ними в своё время основательно. Постоянно что-то ломается. Не спорю, «Вихрям» памятник надо ставить на Севере, так как эти труженики много лет исправно несли свою службу, но время идет, железо стареет, а запчасти, производимые в наше время, не очень хорошего качества. Куда удобнее ездить на иномарках. И надежно, и голова не болит о ремонтах в дороге. На мой вопрос, для чего нам нужно это железо, Амир ответил, что вода на Омулёвке очень мелкая, сплошные перекаты, и разбивать на камнях иномарку очень накладно. В принципе, он оказался прав, так как «Вихрь» мы в итоге «убили» напрочь. К ночи приехали в избушку. Хороший, добротный лесной дом недавно срублен и поставлен на высоком берегу. Рядом выкопан ледник для хранения мяса и рыбы в вечной мерзлоте. Пока мы разбирали вещи, Амир жаловался на «нечистых на руку» людей, которые останавливаются в избушке на ночевку, а потом забирают продукты и разную утварь, мусорят и не убирают за собой.
-Раньше такого не было, - говорит Амир. – Люди приезжали, отдыхали и ничего не трогали. А сейчас молодое поколение повырастало, никакого уважения к чужому труду, пьют и воруют.



Утром над рекой стоял туман. Бело-серый. Это был действительно туман, так как ночью подул ветерок и немного отогнал дым от воды. Начало дня было единственным ясным периодом за всю поездку, больше такого не было. Весь последующий день мы поднимались вверх по Омулевке. Воды было катастрофически мало, вся река - сплошные перекаты и мелководье. Бедный «Вихрь» постоянно подкидывало от попадания на камни, он обиженно ревел и царапал винтом дно. Надо сказать, что поначалу я был разочарован. По сравнению с речкой Поповкой (о ней я писал в первой части), низовье Омулевки было не столь живописно на красоты. Обычные берега, обычные косы, редколесье и поросшая различным кустарником местность.





Но во второй половине дня лиственничный лес стал гуще, и на правом берегу показалась старая деревянная геодезистская вышка. Мы остановились и решили пройтись, чтоб немного размяться и сделать несколько снимков с высоты. Вышка была старая, сухая и к тому же занятая под жилплощадь парочкой местных хищников из отряда соколиных, свивших гнездо на самой макушке строения. Лезть вверх было страшновато, но желание сделать кадры пересилило боязнь грохнуться с высоты или быть заклеванным птицами, защищающими свой дом. Жаль, что находился я в стороне от реки, и Омулёвку было видно плохо, но всё равно передо мной открылся потрясающий вид лесного лиственничного массива и высохшей протоки. Сделав кадры, целый и невредимый спускаюсь вниз.







Сойдя на землю, сразу же, как в синее море, ныряю в большой голубичник. Какую голубику я ел там – не передать словами. Крупная, сладкая и душистая, созревшая на кусту. Настоящая Северная ягода. Как в детстве, я собирал её в ладошку, полную горсть, а потом отправлял в рот, жмурясь от удовольствия и радости.







И снова перекаты, и задымленные берега понеслись мимо нас. Мы спалили почти 60 литров бензина.
- Отсюда уже горы должны быть видны, - сказал мне Амир. – Но из-за дыма ничего не разглядишь. Ну, ничего, еще немного и будем там.
И тут бог, посмеявшись над нашими мечтами, бросил лодку в сложный перекат с сильнейшим течением. Винт со звоном ударился о подводный камень, и пока мы старались выбраться из этой круговерти, мотор вдруг задымился и заглох. Кое-как пристав к берегу, стали разбираться в причинах поломки. Всё ясно, сапог мотора разбит, вода для охлаждения перестала поступать в голову, и цилиндры перегрелись. Такого количества запчастей для ремонта у нас с собой не было, и как это ни грустно, но я вновь распрощался с мечтой увидеть и сфотографировать горы. Обратно мы отправились уже самосплавом, иногда подгребая веслами для выравнивания лодки. А тем временем дело уже было к вечеру.





Вы бывали на Марсе? Нет? Я тоже не бывал. Но думаю, свет там такой, же, как был в тот вечер на Омулёвке. Вечернее солнце, с трудом пробиваясь через задымленное небо, окрашивало эту северную землю в красные тона различных оттенков. Впечатление было такое сильное, что я даже перестал грустить о неудаче. Наша лодка, вода, деревья и все вокруг, вдруг окрасились в непередаваемый на словах цвет, постепенно переходящий из багрово - оранжевого в сине – красный. Мы плыли по течению вниз, и, сидя на носу лодки, я время от времени делал снимки, думая о том, что неважно в каком месте Северного края застала тебя ночь, но если это место дикая нетронутая природа, то впечатления всё равно будут огромные. И пройденный день на всю жизнь оставит ещё одну зарубку в твоей душе.





















Ночь мы провели на берегу, постелив одеяла на гравий и укрывшись пологом от комаров. Весь последующий день потихоньку сплавлялись в низ, погода была солнечной, и я даже умудрился поспать, подставив теплым лучам живот, пока Амир правил веслами. К вечеру, благополучно достигнув избушки, поменяли мотор, и стали строить дальнейшие планы. Время ещё было, бензин тоже оставался, и мы решили с утра проехаться вверх по Ясачной. Просто для того, чтобы половить рыбу, отдохнуть и сфотографировать реку. Конец этого дня вновь выдался богатым на краски, но уже больше не на красные оттенки, а на желтые и оранжевые. Я никогда раньше не видел ничего подобного. Небо выплескивало на землю яркий, неестественный свет и наша изба, готовившийся на костре ужин, и даже смуглое лицо Амира – всё было странного, рыжего оттенка. Фотографируя, я невольно думал, что люди будут сомневаться в таких чудесах и решат, что цвета придуманы и нарисованы мной. Но это всё было так - желтое небо, рыжий лес, рыжая речка, желто - рыжий мир. Как будто на другой планете.







На следующий день дыма стало ещё больше. Ветра не было совсем, и, поднимаясь вверх по течению, мы словно плыли в густом сизом тумане. Видимо, пожары подобрались совсем близко. Весь день был посвящен ловле щук на спиннинг, гулянию в окрестностях реки и катанию на лодке по протокам. Лес в этих местах словно вымер. Не слышно было пения птиц, не видно было следов медведей и лосей, лишь гагары и утки с птенцами изредка проплывали по воде. Вероятно, живность, опасаясь приближения огня, ушла вглубь лесов, спасая свою шкуру.







Про рыбалку можно не рассказывать подробно, она как всегда была удачной, и мы довольно быстро натаскали мешок щук. Поднявшись вверх по Ясачной и спалив остатки бензина в первом баке, сели перекусить на откосом гравийном берегу. Дым тем временем становился еще гуще. Амир зачерпнул котелком воду и, глядя на реку, сказал:
- Пожар совсем близко у реки, видишь, зола по течению плывет. Надо собираться обратно, совсем уже дышать трудно.
- Ты не боишься, что огонь дойдет до твоей избы?
- Надеюсь, что нет. Пал вроде стороной идет.
Мы попили чаю и отправились назад.

























Дело было к вечеру, и Амир предложил покидать спиннинг не в протоке, а в улове на самой Ясачной. Не успел я забросить блесну в тиховод возле берега, как произошел резкий рывок, и я стал подводить к лодке попавшегося на крючок здоровенного окуня.
- О, окунь! – обрадовался Амир. – Очень люблю запеченных окуней, особенно таких больших. Уж очень они жирные.
Не успел он договорить, как из глубины реки вынырнуло «бревно» с зубами и схватило моего окуня поперек тела. Схватила и замерла у поверхности воды. Замер и я в ступоре. Вода была прозрачной, и все происходившее было видно как на ладони. Первая мысль – фотоаппарат!
- Держи спиннинг! – закричал я Амиру. – Держи, а я сфотографирую.
Пока Амир понял, что я хочу, пока я доставал и настраивал фотоаппарат, щука ушла на глубину и выпустила окуня. Эти минуты были самыми грустными за всю поездку. Я прозевал такой интересный кадр. Единственное, что сгладило негатив, так это то, что я опять забросив спиннинг, сразу же вытащил эту щуку в лодку. Она была великолепна. Так же как она была великолепна и в жаренном виде, уже позже, когда вернувшись к избе, я разделал и приготовил её на костре.







Вот и весь рассказ об этой простой, обыкновенной поездке и о речке Омулёвке, увидеть которую я очень хотел. Пусть не сбылось всё, о чем мечтал, но дни, проведенные на берегах этой красивой реки, останутся в моей памяти навсегда. В моей памяти и в моих фотографиях.
А на следующее утро мы, собрав весь бутор, отправились домой, в поселок, куда и прибыли во второй половине дня. Ведь вниз по течению на моторе бежишь намного быстрее...



PS. На этом я и закончу воспоминания о последнем лете, проведенным мною на Колыме. Конечно, были и еще небольшие поездки, рыбалки, интересные моменты и фотографии. Всё было, но в начале августа я вместе с семьёй навсегда покинул этот дивный и чудесный край. Почему? Это уже личное. Скажу честно – было трудно. И теперь, где бы я ни жил, я всё равно буду вечно скучать по Колыме, по снежным просторам, северной природе и по годам, прожитым в этом незабываемом месте. И я навсегда теперь останусь человеком. Человеком Севера…



Tags: Журнал "БААТ", мои фотки, природа Колымы
Subscribe

  • Жара в холодильнике...

    Вчера вечером прокис салат. Это было обидно, так как салат был свежий и вкусный, но утром. А вечером появился привкус. Жена пожаловалась, что…

  • Из Ростовских зарисовок...

  • Взгляд фламинго...

    Хорошо запомнился взгляд фламинго в Ростовском парке. Мне он показался злым, осуждающим и пронзающим тебя насквозь. Может это из за цвета глаз и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 48 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Жара в холодильнике...

    Вчера вечером прокис салат. Это было обидно, так как салат был свежий и вкусный, но утром. А вечером появился привкус. Жена пожаловалась, что…

  • Из Ростовских зарисовок...

  • Взгляд фламинго...

    Хорошо запомнился взгляд фламинго в Ростовском парке. Мне он показался злым, осуждающим и пронзающим тебя насквозь. Может это из за цвета глаз и…